Автор Тема: Делимся опытом  (Прочитано 593 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Human

  • Проверенные пользователи
  • Jr. Member
  • ***
  • Сообщений: 53
    • Просмотр профиля
Делимся опытом
« : Декабрь 15, 2015, 10:50:37 pm »
Когда еще только возникла идея с играми на "Проекте 2018.ru" посмотрел интернет на эту тему, и отобрал несколько ссылок.
Возможно некоторые будут вам знакомы, но для концентрации информации думаю будет полезно.

Вот статья Олеси Емельяновой написанная еще в 2009г.
Когда и для чего нужны настольные игры и могут ли они принести вред вашему ребенку
Настольной игрой сейчас называют не только шашки и шахматы, но и дидактические материалы, наглядные пособия, пазлы, мозаику, всё, во что играют, сидя за столом. Но в этой статье речь пойдет только о соревновательных развлечениях для нескольких участников с четкими, оговоренными заранее правилами. Я предлагаю вам более широко взглянуть на них, их значение и влияние на маленьких и больших игроков.

Настольные игры входят в жизнь ребенка не сразу. Сначала малыши открывают для себя мир сюжетных предметных игр без четких правил: «магазин», «больница», «дочки-матери». Предназначение игр-импровизаций – помочь ребенку понять, что и как происходит вокруг него: как устроен магазин, семья, дом, огород. Многократное проигрывание знакомых сюжетов с помощью игрушек помогает ребенку в этом, как помогает счет на пальцах или счетный материал, пока ребенок не научится считать в уме.

В таких играх в голове малыша происходит серьезная работа по раскладыванию и сортировке приобретенных знаний и навыков, формируются соответствующие нейронные связи. Ребенок полностью сосредоточен на своем занятии, и другие участники не так важны и даже мешают, что часто можно наблюдать в детском саду или в дворовой песочнице. Поэтому и настольная игра в возрасте до 3 лет должна быть только обучающим или развлекательным занятием для ребенка под руководством взрослого, а вовсе не тем полноценным соревновательным процессом, который все мы подразумеваем, произнося «настольная игра».

Да и коммуникативное понятие выиграл-проиграл для малышей еще не приобрело достаточной для того, чтобы стать весомым стимулом, определенности. Поэтому, покупая настольные игры для самых маленьких, отдавайте предпочтение тем, что соответствуют особенностям возраста, содержат простые и понятные тематические картинки, загадки, потешки и задания, а не являются попыткой хоть как то адаптировать и упростить для малышей игры, предназначенные для детей более старшего возраста. Такие варианты чаще всего для малышей неиграбельны.

Нельзя забывать и о том, что указываемые на коробках сведения о возрастной адресации нередко носят не педагогический, а физиологический характер, и надпись «Игра для детей от 3 лет» означает не то, что нормально развитому трехлетнему ребенку посильно и полезно играть в нее, а то, что взаимодействие с ее комплектующими безопасно для его здоровья. Это часто сбивает с толку покупателей игрушек и заставляет совершать преждевременные разочаровывающие покупки, которые приходится откладывать на потом. Однако многие родители, не сумев применить игрушку сразу, считают ее плохой и больше к ней не возвращаются. На мой взгляд, не правильно оставлять педагогическое применение игрушки полностью на усмотрение родителей, которые могут и не иметь необходимых для этого познаний, и сведения на коробке должны задавать правильные возрастные ориентиры ее использования по назначению.

С игрушками и картинками малыши могут подолгу играть самостоятельно, а активное вовлечение в сюжетную игру сверстников происходит позже, когда ребенок в сами игрушки уже наигрался и с их помощью создал в мозгу позволяющую действовать адекватно картину повседневно окружающего его мира. После этого ребенок переключается на непосредственное свое с ним взаимодействие и изучает уже не только его устройство, но и характеры других людей. Знакомая сюжетная игра для ребенка старше 4 лет больше повод для общения, чем необходимость. Ребенок открыто проявляет свой характер и получает на него искреннюю и беспощадную реакцию других детей, которые обычно не так терпимы и тактичны, как окружавшие его до этого заботой взрослые. Тут выяснится всё – смельчак он или трус, лидер или аутсайдер, красавец или чудовище, наездник или верблюд. Процесс игры-импровизации становится неравнозначным для его участников – один все берет в свои руки, командует и творит, что вздумается, а другой не может себя проявить из-за слабости, уступчивости или сговорчивости, становясь просто пешкой в чужой игре. При этом совсем не факт, что предложенный лидером вариант игры – лучший.

Вот тут-то, в 5-6 лет, и наступает самый подходящий момент для настольных игр. В отличие от игры-импровизации, у настольной игры есть очередность хода и четкие заранее оговоренные правила, обязательные для всех игроков. Играя в настольную игру, ребенок учится соблюдать эти правила, контролировать свои желания, эмоции, темперамент. Он начинает понимать, что кроме него есть другие «я», и его действия не должны нарушать их прав в установленных правилами пределах – нельзя перебросить кубик, если не понравилось выпавшее значение, нельзя сделать ход вне очереди, нельзя схватить с поля и посмотреть закрытую карточку просто потому, что любопытно, и что, как ни обзывай того, кто первым дошел до финиша, всё равно останешься проигравшим. И, что самое главное, всё это нельзя не потому, что так решила мама, или так захотел кто-то наглый и напористый, а потому что так все вместе заранее договорились.

Эта добровольная договоренность и готовность честно ее соблюдать закладывает в ребенке ни много ни мало способность быть созидательной частью чего-то большего, чем он сам – семьи, школьного класса, общества. Настольная игра учит уважать права и свободы других людей вне зависимости от отношения к ним.

Научите своего ребенка играть в настольные игры с правилами, и вам будет гораздо легче договориться с ним относительно правил поведения. Осознав, что такое правила и поняв, что их соблюдение сближает и объединяет, ребенок уже не будет воспринимать распределенные между членами семьи обязанности как насилие и унижение, которых можно избежать хамством и психологическим доминированием, перестанет пытаться все время сесть на голову по законам дикой стаи. Я много лет наблюдала, какое влияние оказывают настольные игры на детей и взрослых и могу с уверенностью сказать, что даже «трудные» дети и родители с их помощью становятся «легче» и дисциплинированнее.

Настольная игра это всегда испытание и тренировка личных качеств – умения сосредоточиться, думать, быть вежливым, доброжелательным, терпеливым, великодушно выигрывать и достойно проигрывать. Если вы хотите лучше узнать своего ребенка, его друзей или без неловкостей подружить его с другими детьми, то пригласите их поиграть в интересную настольную игру и к концу партии вы будете знать про них почти всё.

Ведь в отличии, например, от чтения вслух или совместного просмотра мультфильмов, настольные игры не забирают на себя все внимание участвующих и позволяют легко и непринужденно беседовать во время партии, вынуждают игроков общаться и реагировать на возникающие игровые ситуации. Не зря современные детские психологи часто используют настольные игры, как средство диагностики и «прописывают» в качестве сладкого лекарства от многих семейных проблем.

Если же ребенку 5-12 лет будут доступны только компьютерные игры, в которых тоже есть правила, но нет возможности их нарушать и нет живых игроков-свидетелей, то вместо умения уживаться с другими людьми он научится только избегать всех, кто ему неудобен, и прятаться в виртуальной реальности. Поэтому даже если вы ярый приверженец компьютерных технологий, всё равно подарите своему ребенку хотя бы одну хорошую настольную игру и научите его и его друзей играть в нее вместе. Это даст детям важный опыт терпимости к характерам друг друга и взаимоуважительного живого общения.

Конечно, с возрастом игра перестает быть необходимым связующим фактором отношений. К 12-14 годам подростки уже способны проводить время, открыто проявляя личный интерес друг к другу и обсуждая интересные им темы вне игрового процесса. Это признак взросления и сформировавшейся осознающей себя личности. Игра с ее адаптивными функциями отступает на второй план, но на протяжении всей жизни продолжает оставаться и приятным развлечением и надежным способом завязывать знакомство и поддерживать отношения.

Взрослые настольные игрыО пользе и роли настольных игр я рассказала уже достаточно, но в связи с этим не может не возникнуть вопрос, на самом ли деле все настольные игры такие замечательные и полезные. Мне много раз приходилось сталкиваться с людьми, которые думают, что никакая игра не может навредить, ведь в ней всё не реально. К сожалению, это не так. Настольная игра – это не только соблюдение правил и общение, но и цель, которой нужно достичь. От этой цели и способов ее достижения во многом зависят польза и вред каждой конкретной игры.

Одержать победу чрезвычайно заманчиво, радость выигрыша – это особое ни с чем не сравнимое чувство, момент триумфа, возвышающий нас в собственных глазах и в глазах окружающих. Желание почувствовать себя победителем незаметно для ребенка переносится на принятие цели игры, какой бы она ни была. Конечно, есть много благородных, нейтральных и абстрактных целей – составить комбинацию, спасти, найти, прийти, заработать, построить, но есть и цели аморальные – убить, украсть, совершить теракт, угнать чужую машину, обмануть, предать друзей.

Список можно продолжить. Победа в такой игре придает всем этим преступлениям романтический и героический оттенок, становится морально-приемлемым средством достижения своих целей, а это легко может перекинуться на реальность в самый неподходящий момент и подтолкнуть к неверному решению. Одно дело, когда в роли «плохого» выступает сама игра, а другое, когда живой человек сознательно берет на себя роль злодея или преступника и объединяет с ним свои стремления, пусть даже на короткое время игры. Обычно, маленькие дети категорически не хотят играть за злодеев, а иногда начинают бояться детей и взрослых, с готовностью выступающих в играх в подобной роли. Может быть, они и правы.

Так что взрослым не мешает лучше следить за тем, во что играют их дети и на этапе становления личности и формирования моральных устоев ограждать ребенка от плохих примеров для подражания и выработки ошибочных поведенческих схем. Я не говорю, что ребенок не должен знать, что в мире существует зло, обман, подлость и другие гадости, но он не должен быть лично причастен к их совершению пусть даже в игре и понарошку, не должен учиться равнодушно абстрагироваться от создавшейся в игре некомфортной морально-этической ситуации или смиряться с ней, полностью уравнивая в своей душе добро и зло, привыкать избегать оценки своих и чужих поступков, не задумываться и не вмешиваться.

Отдельного разговора заслуживают настольные игры-«войнушки». Они вызывают много споров. Лично я не могу безоговорочно отнести себя ни к их противникам, ни к их сторонникам. Выступая в роли полководца и манипулируя многими фишками, игрок сражается просто за победу и абстрагируется от ужасов военных действий – он сам никого не убивает, а просто отдает приказы тем, кто готов их исполнять и наблюдает за последствиями. Поэтому шахматы, шашки или сражения выдуманных армий друг с другом не сделают ребенка жестоким и кровожадным маньяком и ничему плохому не научат. В них нет реального повода принимать чью-либо сторону. Такая «войнушка» превращается просто в стратегическое и тактическое противостояние игроков, в полезное упражнение для развивающегося ума. Сражаются ли друг с другом орки и гоблины, волшебники и драконы, космические флотилии или боевые роботы – все это, на мой взгляд, нормально, пока разыгрываемый сюжет не становится повторением реальных исторических событий особенно тех, которые напрямую касаются страны, где играют в такую игру. Россиянину может быть без разницы, кто победил, орки или гоблины в фэнтази-сражении или даже греки или персы в Марафонской битве, но точно не должно быть безразлично, кто одержал победу на Куликовом поле или в битве на Курской дуге. Здесь уже не может быть речи об отстраненности и непричастности, поскольку есть объективно плохие и объективно хорошие, чужие и свои, и игроку самому сознательно придется встать на сторону тех или других.

Можно возразить, что деление на плохих и хороших неотъемлемая часть любых ролевых игр и ничего от этого ужасного не происходит. Но разве в импровизационной детской игре в войнушку хоть раз победили фашисты или в разыгрываемом ежегодно Бородинском сражении – французы? Нет! Те, кто играют за "плохих" в играх-театрализациях знают, что их герои обречены на поражение и признают справедливость этого, а их участие только подтверждает главную правильную мысль. Однако настольная игра – это не спектакль, у «плохих» по законам жанра не меньше шансов победить, чем у «хороших». Каждый игрок хочет выиграть и считает себя в этом правым.

Но разве тот, кто играл за фашистов и победил, пойдет хвалиться такой победой своему дедушке или прадедушке ветерану Великой отечественной войны? В честном ответе на этот вопрос и содержится вся правда о пользе и вреде таких игр. Для меня это однозначное «нет». И это вовсе не «квасной патриотизм», а та грань, перешагнув через которую, человек утрачивает часть своей души и становится нравственно-неполноценным калекой. Потеря любви и уважения к Родине и людям, защитившим и прославившим ее, так же ужасна, как потеря любви и уважения к собственной семье.

Это трагедия, для которой желание поразвлечься повод явно недостойный. Играть в настольной игре за фашистов или хазар против русских для русского человека то же самое, что бить колотушкой на сельской ярмарке не огородных вредителей, а кукол, изображающих членов его собственной семьи. Подумайте об этом прежде, чем вручить своему ребенку игру, где он сможет искренне порадоваться победе врагов-захватчиков над славными защитниками своей Родины.

Однако для игры важна не только цель, но и способы ее достижения. С этим сложнее. Если цель игроков можно понять сразу из аннотации на коробке или в интернет-магазине, то пути к победе – только из правил. Поэтому, прежде чем покупать игру, не помешает найти обзорную статью, описывающую игровой процесс хотя бы в общих чертах. Хорошо, когда игра позволяет победить самому умному, доброму, храброму, честному или просто удачливому, но она может своими правилами также узаконивать неблаговидные поступки и вынуждать игроков их совершать, внушая им, что именно так достигаются победы, и глуп тот, кто так не делает. Конечно, взрослому с уже сложившимся моральным обликом такая игра вряд ли повредит, но ребенок с готовностью усвоит плохой урок и обязательно применит его на практике. Лично я считаю, что игроки-рыбаки не должны красть чужой улов, а игроки-бизнесмены взрывать магазины друг друга или совершать другие рекомендуемые им правилами игры подлости и гадости.

Меня огорчают игры, которые учат маленьких девочек, что после трех ссор с мужем должен последовать развод, игры, на коробках которых написано «Подставляй друзей!» как рекламный лозунг, и другие «шедевры» людей, которые либо не хотят понимать, что и зачем они делают, думая, что все это просто безобидный «прикол», либо считают свою бесчестность, беспринципность и распущенность нормой. Особенно это касается переполненных абсурдом пародийно-юмористических игр, призванных поддержать беспомощный подростковый бунт против всего общепринятого. Конечно, бунтующий подросток поёрничает и забудет, избавившись от влияния таких игр вместе с прыщами, но, если их купить ребенку, еще не доросшему до проверки на прочность усвоенной им картины мира путем ее отрицания, то он отнесется к их содержанию вполне серьезно и как губка впитает заложенные в них авторами гипераморальность, гипержестокость и гиперглупость, и это будет уже совсем не смешно. Раньше такой проблемы не существовало, поскольку такие игры просто не производили, а испытывающие в них потребность старшие школьники, студенты и те немногие взрослые, кто не смог это в себе перерасти, делали их для себя сами, не вовлекая в это детей младшего возраста, которые еще только складывают в своем мозгу общую картину мира, нравственности и человеческих отношений.

В настольную игру играют помногу раз, и любой урок будет усвоен. Если вы заботитесь о своем ребенке, то не забывайте об этом и учите его только тому, что сделает его лучше, а правильно выбранные настольные игры, в которых достойная цель достигается достойными средствами, обязательно помогут вам в этом. По крайней мере, я стараюсь, чтобы мои игры были именно такими.
« Последнее редактирование: Декабрь 20, 2015, 01:33:47 pm от Human »

Оффлайн Human

  • Проверенные пользователи
  • Jr. Member
  • ***
  • Сообщений: 53
    • Просмотр профиля
Re: Делимся опытом
« Ответ #1 : Декабрь 20, 2015, 01:31:44 pm »
Недавно на "МедиаМера" прочитал комментарий Валерия к дискуссии о настольных играх для детей.

Интересные конструктивные замечания и предложения.

К сожалению технически не могу разместить статью на которую ссылался Валерий Мирошников в комментарии, вследствие ее формата в pdf, но размещаю другую его статью "Душа. Добро и зло", так как  его взгляд мне интересен и может будет интересен другим.

Надеюсь он заглянет на форум и поделится своими соображениями по опубликованным темам, ну а пока привожу с сокращениями (желающие могут посмотреть по ссылке полностью) его статью:

Введение
Здравствуйте, друзья мои сказочники. Наконец-то я могу приступить к тому, что считаю очень важным делом в нашей работе. Во всяком случае, в ее начале это совершенно необходимо. Ведь Доброго сказочника разбуди посреди ночи, и он точно скажет, что такое Добро, что такое зло, какие между ними взаимоотношения, и как поступать на пользу Добра, а что ведет ко злу.

Чтобы выступать единым целым, нам нужно единое понимание, единое мировоззрение. Единое правильное мировоззрение, потому что обращаемся мы к детям, и что в сказке заложено, то в них и прорастет, слово наше усилится жизнью, поэтому и ответственность огромная. Поэтому и нужно нам коллективное мышление и коллективное творчество.

И всегда сказочники творили так, потому и мудрость их сказок и множество слоев в них заложенных до сих пор удивляют нас. Не было создание сказок самодеятельностью отдельной творческой личности, но выражением общего мировоззрения народа, которое хранили и развивали профессионалы.

А начать разговор о Мироздании и Человеке, о Добре и зле, думаю, надо с души. Я рассмотрю душу в духе нашего времени как информационную систему. Прошу при этом не принимать ничего на веру, а проверять каждое положение как сердцем, так и здравым смыслом. Чтобы в итоге мы получили ясную и работающую концепцию, ознакомившись с которой любой новый человек мог сразу сам определить – с нами он или нет, а мы получили бы точные критерии для оценки своего творчества.

Душа
Душа – это устройство для восприятия, обработки и хранения информации, а также для принятия решений на ее основе. В данном случае вполне уместна аналогия с компьютером, где тело – это аппаратная часть, «железо» - с некоторыми вшитыми инстинктами (Bios). А душа – это операционная система (Windows или Linux). Как «железо» совершенно беспомощно и бесполезно без операционной системы, так и физическое тело без управления души находится в коме или во сне.

Операционная система – это только оболочка, а реальные возможности компьютера определяются установленными на нем программами и имеющимися базами данных. Точно также и душа есть совокупность различных информационных модулей – как собственно знаний, так и поведенческих и мыслительных стереотипов. В каждый конкретный момент управление системой производится одним или несколькими модулями (на компьютере – Word или Photoshop), что можно назвать типом личности.

Ограниченность предложенной аналогии состоит в том, что душа, в отличие от компьютера – живая, и все составляющие ее части – живые, что проявляется в возможностях роста и размножения, а также в потребностях питания. Компьютер можно ввести в спящий режим и через день или месяц включить и начать работу с того же места. Душа не спит. Как сказал Заболоцкий – «душа обязана трудиться», а мы продолжим – жить и питаться. Питание души – чрезвычайно сложный и тонкий механизм, связанный с возможностью испытывать эмоции. Для нас пока важно только само наличие этого механизма.

Размножение составных частей (программ) души происходит в действии – совершен поступок, информация о нем записывается в памяти и становится еще одной копией (впрочем, всегда несколько отличающейся от оригинала) вызвавшей его программы. Сработавшая программа получает подпитку от полученных впечатлений. Если программа долго не вызывается, то она теряет энергию и даже может погибнуть, перестать быть программой, сохранившись только в виде базы данных.

У нас в душе множество различных навыков и умений, другой информации, но утренняя автозагрузка вызывает к действию стандартный набор программ дневного сознания (личности), так что большинство наших возможностей нам даже и неизвестно, и недоступно, и даже ярлычков на рабочем столе не сохранилось. Мы о своих необычных способностях вспоминаем во сне (в сказке) или в экстремальных ситуациях – попросту непривычных для дневного сознания, когда оно дает сбой от стресса.

Добро и зло
Компьютерная аналогия удобна еще в одном – благодаря ней легко ввести понятия Добра и зла. Программы, направленные на общее благо системы, на созидание, выполняющие полезные и необходимы функции – это, разумеется, Добро. Программы, заботящиеся о каких-то своих, отдельных от системы задачах, использующие ее ресурсы в своих целях – это вирусы, самое наглядное воплощение зла. Стоит только обратиться к такому вирусу – мы получаем его новые копии – в обработанном файле, в программе-исполнителе, а в самых тяжелых случаях – в установочных версиях программ и в самой Windows. При этом вся информация, которой мы обмениваемся с соседями, также заражена вирусом. Нечто подобное происходит и с душами. Проще всего в этом убедиться, наблюдая за распространением слов-паразитов, которые теперь организованно вводятся в наше сознание через телеэкраны.

Важное отличие, как всегда, состоит в том, что душа и все ее составляющие – живые. В том числе и информационные вирусы.

Программы нашего сознания, полезные для души, получают питание от нее. Можно сказать – от Вселенной или естественным путем. Информационные вирусы от такого питания отрезаны. При решении «жить для себя» у любого существа – отдельной программы, души как целого или сообщества душ – связь со Вселенной прерывается (атрофируется), вместе с этим перестает поступать и энергия. Они вынуждены энергию добывать, точнее воровать, паразитируя на деятельности тех, кто ей обладает. Эгоизм и паразитизм неразделимы и составляют две стороны зла. Потреблять энергию Любви такие существа не могут (это и есть атрофия), поэтому тем или иным путем добиваются выработки эмоций страха, ненависти, зависти, превосходства и пр. Они приносят эти эмоции самим своим присутствием, потому что без вселенской подпитки их существование постоянно висит на волоске, они постоянно живут в страхе остаться без пищи, в зависти и ненависти к тем, у кого этого страха нет.

Чтобы встроить свою ущербность во вселенские процессы вирусу приходится использовать ложь, притворяясь в чем-то «полезным» (соблазнительным) или хотя бы «своим», неразличимым для системы иммунитета (антивируса). Когда зло набирает достаточно силы, то его инструментом становится насилие, что легко наблюдать во вновь образующихся коллективах - в школах и в армии.

Обращаю внимание, что здесь нет никакой «относительности», все совершенно однозначно. Программа либо подключена ко вселенскому источнику, либо нет. Какая здесь может быть относительность?

Подтвердить предложенную модель можно экспериментально. Если обращение к программе подпитывает ее энергией, то достаточно выйти из искусственного информационного поля цивилизации и посмотреть, что будет с программами. У меня такой опыт был. Девять дней я провел на природе, выключенный из всяких дел – даже пищу не готовил. Эффекты были очень познавательные. Когда вернулся, я обнаружил отсутствие многих программ. Все перечислять не буду, но как пример – в автобусе я всегда проверял счастливый ли билет? И испытывал реальный дискомфорт, пока не проверю. После опыта освобождения мысли эта потребность пропала. Вроде, и особенного вреда от программы не было, но она потребляла энергию.

 А в совокупности подобные программы потребляли огромную массу энергии. По возвращении у меня было ощущение легкости, я бы даже сказал – полета.

Этот опыт проводил не только я. Все святые неизменно уходили в пустыню, чтобы побыть в одиночестве, в молчании. Моисей получил откровение на горе Синай, Иисус – в иудейской пустыне, Будда – под развесистым платаном, на месте уединения Сергия Радонежского возникла Троице-Сергиева Лавра. Чего они достигали – всем известно...